Четыре вкуса

307 478 подписчиков

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

 

 Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Это случилось. Такое редкое событие в последнее время. Я сначала и не поверил. Ощущение того, что сейчас можно заняться любимым в последние годы делом, как-то неуверенно проскользнуло по моему сознанию. Я сразу и не поверил, что это не просто ощущение, а чуть-чуть больше – в этот раз возможность. И, похоже, реальная. Не те, которые в последнее время возникали и уходили, оставляя только грусть и разочарование.

- Родная! – Я позвал жену. – По-моему, я могу добраться до кухни.

- Тебе сегодня лучше? – Она с затаенной надеждой посмотрела на меня.

- Похоже, что да. – Я осторожно улыбнулся, боясь вспугнуть это ощущение. – Если сейчас ничего не изменится, то я съезжу на рынок – куплю свинину. Что-то захотелось что-нибудь приготовить из нее.

Супруга удивилась. Это было видно по ее глазам. Мы редко, даже очень, сказал бы, редко, едим свинину. И поэтому она слегка и удивилась. Если честно, то я и сам удивился тому, что захотел именно свинину.

Я стал с трудом одеваться. Теперь все, что было раньше естественным и не заметным, стало мучительным, занимающим много времени, отнимающим последние силы.

Она открыла мне калитку нашего «заброшенного» дворика, выпуская меня на улицу. В глазах сквозила тревога – как я доберусь, как я вернусь, но останавливать меня она не стала.

Она понимала, что такое для меня моя любимая кухня, и что такое ставший вдруг таким ограниченным мир.

В мясной лавке оказалась замороженная свинина. Такую я не захотел брать. Пришлось поискать. В итоге я купил полтора килограмма охлажденной шейной части – по совету продавщицы. Потом подумал, а что приготовить? И здесь стали в голове появляться разные виды блюд. Сразу несколько. Я думал, что мучительно буду придумывать, что готовить, а оказалось, что мое вынужденное бездействие на протяжение длительного времени накопилось в сознании, в душе в виде каких-то кулинарных фантазий. Или это просто были мои мечты? И главная мечта – отодвинуть, оттолкнуть хоть на время мое состояние.

Проходя мимо прилавков с овощами, я купил капусту и зелень петрушки и укропа – представил суп с капустой и зеленью. Но суп с капустой и без моркови как-то в голове не уместился. Да и болгарский перчик не помешает. И я докупил овощи. Почти борщовый набор.

- Нет! Свеклу брать не буду. А то уже ухожу в сторону борща, который в данный момент делать не хотелось. – Я решительно отстранился от прилавка со свеклой и томатами…

…  И тут же уперся в прилавок со свежими свекольными листьями. Я давно хотел сделать суп с листьями свеклы. Я нерешительно остановился, борясь с желанием купить и свекольные листья.

Я понимал, что из всех ингредиентов все равно получится вкусное блюдо, но с листьями свеклы я представлял все-таки другой суп. Главное, что без капусты. Но она уже лежала в пакете. Я махнул рукой на первоначальный план, и купил пучок листьев. Мой капустный суп стал нарастать дополнительными элементами. Надо было стремительно отступать из овощных рядов в сторону дома, понимая, что могу не удержаться, и еще что-нибудь купить – я и в лучшие времена спокойно пройти не мог мимо рядов, а сейчас, когда так «изголодался» по кухне, тем более.

Отступление организованным не получилось. Прямо перед выходом из павильона мне преградила дорогу бабулька с молодыми баклажанами и изумительным корнем сельдерея. Собственно, бабулька и не догадывалась, что она «преградила» мне дорогу. Она спокойно сидела на своем месте, и разговаривала с такой же бабулечкой - соседкой, также торгующей какими-то овощами. Я понимал, что это мой взгляд зацепился за ее «прилавок» в виде расстеленной на полу газетки с корнем сельдерея. Но мысль, что это она бросилась мне наперерез с растопыренными в разные стороны руками, понравилась мне больше.

- Уговорили. – Я с улыбкой показал на корень сельдерея. – И пару баклажанов.

Бабулька на мгновение задумалась, вспоминая, когда же она меня уговаривала купить овощи, но, явно не вспомнив очевидного события, просто молча, но тоже с улыбкой, подала мне свою продукцию. И мой будущий суп в очередной раз стал менять свою конфигурацию.

И я хотел было засопротивляться этому, потому что слишком много ингредиентов не всегда хорошо, но в итоге махнул рукой – будь что будет. И тогда моя авоська «обросла» еще корнем имбиря, чесноком, перцем чили, соевым соусом.

Я просто хотел добраться до своего любимого японского ножа сантоку известного производителя, своей, практически профессиональной, разделочной доски, своей печки, уютно приткнувшейся в углу нашей очень маленькой кухни. И там пусть все и решится, какое блюдо в итоге появится на свет.

 

Супруга закручивала банки с солеными огурцами на зиму. Она мельком посмотрела на мой набор продуктов, улыбнулась, подала мне мои любимые нож и доску, а также стакан под сухое вино, бутылка из-под которого также выглядывала из той же авоськи.

Я открыл бутылку, с удовольствием сделал глоток, и начал собирать «конструктор» из овощей и зелени.

Я очень люблю сначала все почистить, порезать, разложить по мискам и чашкам, и только потом идти к печке. И теперь я тоже с удовольствием нарезал овощи своим любимым японским ножом из вольфрамо-ванадиевой стали. А потом несколько секунд рассматривал пеструю картинку из нарезанных овощей и зелени. Красиво. Вообще продукты – это красиво.

Я видел, как жена украдкой поглядывает на меня.

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

 

Она ничего не говорила, но я видел, как она рада за меня. А я был рад, что добрался до печки.

Короткий треск электрозажигалки, и голубое пламя охватило конфорку. Я поставил на огонь свой любимый чугунный котелок эпохи развала великой страны. Несколько секунд думал, обжаривать ли просто на масле свинину, или сделать это с соевым соусом. Решил попробовать с соусом.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

На все мясо я налил примерно 70-80 мл. соуса. Мясо дало сок, и я стал тушить в этой жидкости из сока и соевого соуса не жирные куски свинины.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

По комнате пошел вкусный запах. Я добавил в мясо ложку меда, а потом всыпал лук.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Запах усилился, распространился на весь дом.

- Вкусно пахнет! - Моя милая женщина отвлеклась на секунду от солки.

Я согласно кивнул головой, и положил в полуготовое мясо набор овощей, в который входили нарезанные корень сельдерея, морковь,  один баклажан, чеснок, парочка картофелин, два болгарских перца – красный и зеленый, перец чили, корень имбиря – совсем небольшой кусочек сантиметра полтора в длину, мелко нарезанный тонкой соломкой.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Немного обжарил всю эту массу.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Готовая основа для рагу, гуляша, соуса, которую можно было бы смело разбивать на несколько вариантов, из которых каждый вариант был бы полноценным блюдом:

Первый – после меда не класть лук, а положить только чеснок, перец чили, корень имбиря. Залить водой или бульоном. Потушить.

Второй – положить лук, как я и сделал, а потом добавить только морковь.

Третий – после лука положить морковь, болгарский перец и картошку.

Четвертый – корень сельдерея, болгарский перец, перец чили.

Пятый – то же, что и четвертый вариант, только с картошкой.

А если маневрировать со специями, зеленью, то появятся еще куча вариантов.

Я улыбнулся, глядя на эту массу.

- Что ты улыбаешься? – В глазах моей любимой искорки.

- Смотрю, сколько всего положил. – Я помешал массу ложкой. – Дорвался. Хочется попробовать все, хотя это и противоречит здравому смыслу, наверное. Это бы разбить на несколько вариантов, если правильно, только вот как буду себя чувствовать в неотдаленном будущем. Смогу ли добраться?

Она меня поняла, а я, сделав еще глоток вина, решил продолжать. Нет, нет, не готовить! Я, с позиции формальности, сейчас именно готовил еду, но на самом деле я больше медитировал над печкой, наблюдая, как продукты из одного состояния переходят в другое, потом в третье, а потом.… А потом и в десятое, если меня «попрет».

И я опять улыбнулся:

- А все-таки здорово, что я над печкой со стаканчиком вина!

Я влил в мясо с овощами кипяченую воду. Немного поварил.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Попробовал. Было уже вкусно. В принципе, абсолютно готовое блюдо, только немного доварить, но поодаль лежала капуста, порезанная тонкой  соломкой, да и листья свеклы я тоже порезал. Не выбрасывать же. И понимая, что это не очень правильно с позиции здравого ума и трезвой памяти, я долил в стакан, дабы сделать ум хоть капельку не таким здравым. Я положил в свое рагу – соусо - гуляш капусту.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Вкус поменялся. Это и понятно. Но оставалась неизменным одно – было вкусно. Просто на смену одному блюду пришло другое. Я бросил в котелок несколько горошин душистого перца.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Через пару минут появился легкий аромат этого интересного представителя семейства гвоздичных. Блюдо капельку изменилось в ароматных оттенках.

Жена поняла, что я уже не просто готовлю. Она почувствовала, что я с головой окунулся в свои непрофессиональные, но такие любимые, кулинарные эксперименты. Она тихо подошла ко мне сзади, слегка обняла за плечи и прижалась щекой к моей щеке.

- Получается?

- Вроде. – Я чувствовал ее нежную кожу. – Только вот сегодня я больше экспериментирую, чем готовлю. Не перестараться бы.

- У тебя же все равно получится вкусно. Я знаю.

Она поцеловала меня и пошла в комнату.

А я взял миску с порезанными листьями свеклы, в которой лежали еще и несколько листиков регана – разновидности базилика, и всыпал все это в котелок.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Не могу сказать, что всыпал решительно и смело. Сомнения были – а получится ли, а не испорчу ли? Да и жалко было менять те вкусы, которые уже были, и были достойны того, чтобы оказаться на столе. Но сегодня блюдам было суждено появляться только на какие-то мгновения, а потом уходить, отдавая место другим вкусам и ароматам.

Я помешал свое «детище» в котелке. Вид его мне нравился своей цветовой палитрой.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Я очень часто добавляю в свои блюда кориандр, но здесь он как бы и не был нужен. Аромат и вкус кориандра достаточно яркие и специфичные, но он, при безусловной кулинарной ценности, не всегда нужен. И он может перебивать другие тонкие ароматы. И здесь он, скорее всего, был не очень нужен. И все-таки я сегодня добрался до кухни, а значит…. И я добавил немного кориандра в котелок.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Блюдо было вкусное, но опять поменяло вкус.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

И я добавил кусочек сливочного масла в качестве усилителя вкуса.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

И вкус опять поменялся. Он не стал лучше, или хуже. Он просто изменился в каких-то нюансах.

 

Последний рубеж. Суп "Трех стихий". (Ю. Мочиевский)

Я видел, как много сегодня вариантов блюда возникало. Из данного перечня продуктов на основе свинины можно было приготовить около десятка блюд, которые можно было отнести к разновидности рагу, соусов, супов. Больше или меньше воды, и вот вместо рагу мы получим соус или суп. И все варианты были вкусны – каждый по-своему. Хотя, конечно же, лучше было сделать именно этот десяток вариантов, чем экспериментировать весь вечер, постоянно меняя и смешивая вкусы и ароматы. Но это с позиции здравого ума и трезвой памяти. А у меня сегодня было просто желание провести вечер над плитой, тем более, что я не знаю, что готовит мне завтрашний день.

 

- И как?

Она утвердительно кивнула головой:

- Как всегда.

А я с благодарностью посмотрел на вкусно кушающую мою любимую женщину, и мысленно сказал ей спасибо за то, что она рядом, за то, что она у меня есть. И ради этого уже я просто так не сдамся. Я понимаю, что эта кухня, и сегодняшний вечер – это мой последний рубеж, за которым для отступления пространства нет. И я буду держаться. Пока есть силы.

- А что это за суп? Или это соус?

Моя Ларочка посмотрела на меня, на секунду оторвавшись от тарелки.

- Это эксклюзив. – Я улыбнулся. – Суп «Трех Стихий»!

- Каких стихий? – Она удивленно посмотрела на меня.

А я просто влюблено посмотрел на нее, на мгновение забывая о тех сложностях, так внезапно ворвавшихся в наш с ней мир, и ничего не ответил - я не знаю, каких стихий. Просто пришло в голову такое название. Может, и нет никаких стихий. А может и есть. Ведь есть же Любовь, и желание бороться, и желание чем-либо увлекаться, и стремиться, и мечтать.

- Вкусно?

Она кивнула головой.

- Это одна из стихий. И я очень люблю тебя, родная.

А через несколько дней я поеду попрощаться со своими степями, голубыми озерами, запахом полыни. И, приехав оттуда, где всегда живет часть моей души, я обязательно еще что-нибудь приготовлю, позову своих друзей, своих детей. Я угощу их, и буду знать, что жизнь еще пока продолжается. И если надо будет, то я куплю мультиварку, и буду готовить прямо в постели, спрятавшись от любопытных глаз под одеялом. Со своим любимым ножом, почти профессиональной доской и стаканчиком хорошего сухого вина.

Картина дня

наверх