Четыре вкуса

305 872 подписчика

Свежие комментарии

  • елена дыскина22 декабря, 2:09
    Дай то Бог!Год Быка – 2021: ...
  • natanekrasova469 декабря, 7:17
    пекла по Вашему рецепту только с капустой.Тесто обалденное. Спасибо.Вкуснейший пирог ...
  • Алексей2 декабря, 13:49
    вкуснотищаЛенивый кето-пиро...

ТОП 5 любимых блюд наших писателей

Знаете ли вы, что русские писатели были живы не хлебом единым, а, например, уважали устриц и варенье из крыжовника? Подробности о вкусовых пристрастиях классиков!

1Александр Пушкин

варенье из крыжовника

Бесспорно, особое место в русской литературе отведено Александру Пушкину. Именно поэтому в нашем ТОПе любимых блюд писателей он первый. Собирание книг по кулинарии было своеобразным хобби предков Пушкина, а весь процесс приготовления пищи – ритуалом, который  в семье с удовольствием выполняли.

Не понаслышке знакомый с французской кухней, гурман во всем, Пушкин отдавал предпочтение простым блюдам. Его довольно легко было заманить на обед скромной пищей… печеным картофелем. Особенно вкусно такой картофель получался у матушки Александра Сергеевича, им и удавалось Надежде Осиповне заманивать сына к обеду. Жаловал Пушкин и яблочный пирог, и моченые яблоки, мог за один раз в охотку съесть до 20 персиков. От чего за уши не могли оторвать любимца того времени, так это от варенья из крыжовника.  Александр Сергеевич мог уплетать его ложками, запивая при этом холодным молоком.

Иван Крылов

устрицы

Кто изрядно «накормил» нас своими баснями, так это Иван Крылов. В то же время баснописец не упускал случая и себя, уважаемого, накормить «от пуза».

Водился за ним известный грешок – Крылов был отъявленным обжорой. Он настолько трепетно относился к своему желудку, что о его кулинарных рекордах ходили легенды. Устриц баснописец мог закинуть в себя до сотни, а блинов богатырских за один присест умять до 30 штук. Уважал простую русскую пищу, поэтому на обед предпочитал щи, кулебяки, пирожки жареные да поросят под хреном.

Некоторые современники Крылова поражались его гастрономической похоти,  другие просто ужасались размерам употребляемого. Но воле баснописца вдоволь откушать не перечили.

Николай Гоголь

спагетти

Чудеса случались не только близ бессмертной Диканьки, но и с автором этого необыкновенного произведения. Попав однажды в римское кафе «Греко» и отведав там макароны «аль денте» и итальянского вина, Николай Гоголь был сражен  этими вкусностями. В меню писателя прочно вошли «недоваренные»  спагетти, которые готовились огромными порциями, обильно приправлялись маслом, перцем, сыром, подавались всем гостям и друзьям, и готовились исключительно самим Гоголем.

В категорию любимых блюд писателя попали и украинские галушки со сметаной, и неженские соленые огурчики.

Ко всему прочему Николай Васильевич был невероятным сладкоежкой: словно у маленького ребенка, у него «в запасе» всегда были конфеты, печенье и пряники. Щедрая гоголевская душа не любила в одиночку объедаться – он всегда радушно делился с друзьями.

Федор Достоевский

Знаете ли Вы, что автор «Преступления и наказания» Федор Достоевский любил вкусно и сытно поесть?

И предпочитал он в основном бутерброды с сыром, а больше всего любил вареную курицу запивать молоком.

Куриные страсти
Согласно сохранившимся дневникам жены Достоевского Анны Григорьевны, ее супруг очень любил вареную курицу с теплым молоком.

Однако такое блюдо не слишком часто появлялось на столе писателя. Гораздо популярнее были простые бутерброды с сыром, чай и фрукты.
Нередко меню составлялось по настроению господина Федора.

В хорошем расположении духа он предпочитал сыр, орехи, апельсины, лимон, рыжики, икру и французскую горчицу.
Во время меланхолии к столу подавали чашку бульона, телячий эскалоп, чай и вино.


Эскалоп из телятины "по Достоевскому":


Чтобы приготовить любимое Достоевским блюдо – эскалоп из телятины, нужно взять: 500 г телячьей вырезки, 250 г моркови, 100 мл сливок, 100 мл красного сухого вина, 1 яйцо, 30 г сливочного масла, сок 0,5 лимона, 1 ст. л. острой приправы к мясу.
Рецепт приготовления прост: телячью вырезку нарезать на 3 одинаковых куска. Обмакнуть во взбитое яйцо, посолить, поперчить, запанировать в острой приправе к мясу. Далее обжарить на сливочном масле. Затем на мелкой терке натереть морковь и обжарить на оставшемся сливочном масле.

Сбрызнуть лимонным соком, добавить сливки, вино и тушить 7-10 минут, до готовности. И после этим соусом полить мясо.

Анна Григорьевна Достоевская:

Муж любил русскую кухню и нарочно заказывал для меня, петербургской жительницы, местные блюда, вроде московской селянки, расстегаев, подовых пирожков, и притворно ужасался моему молодом) аппетиту.

 

Александр Егорович Врангель:

Любители мы оба с Достоевским были и до фруктов, а Ф.М. и вообще до всякого лакомства. Но ни того, ни другого в Семипалатинске, бывало, не достанешь.

Удивительно, что в то время во всей Западной Сибири не разводились ни яблони, ни груши, черешни же были редкостью.

Зимою привозили из Ирбита замороженные яблоки и, как большую редкость, лимоны. Мы их оттаивали постепенно в очень холодной воде и ставили в холодную комнату; спустя некоторое время они были как свежие. Зато летом было изобилие ягод: малины, черной смородины, лесной земляники, мамуры, облепихи… Мед бочками привозили из Казани и Оренбургской губернии. Одно из любимых лакомств Ф.М. и мое были кедровые орехи с медом. Зато сушеных фруктов из Бухары и Коканда караваны доставляли для Ирбитской ярмарки массы, и Достоевский особенно любил угощаться кишмишем и шепталою.

Всеволод Сергеевич Соловьев:

— Постойте, голубчик! — часто говорил он, останавливаясь среди разговора.

Он подходил к своему маленькому шкафику, отворял его и вынимал различные сласти: жестянку с королевским черносливом, свежую пастилу, изюм, виноград. Он ставил все это на стол и усиленно приглашал хорошенько заняться этими вещами. Он был большой лакомка…

Любовь Федоровна Достоевская:

Отец очень любил сладости; он всегда хранил в ящике книжного шкафа коробки с винными ягодами, финиками, орехами, изюмом и фруктовой пастилой, какую делают в России.

Достоевский охотно ел их днем, а иногда и ночью. Этот «дастархан», как называют закуску, подаваемую гостям на Востоке, был, как я думаю, единственной восточной привычкой, унаследованной Достоевским от его русских предков; возможно также, что все эти сладости были необходимы для его слабого организма.

Анна Григорьевна Достоевская:

Любил икру, швейцарс<кий> сыр, семгу, колбасу, а иногда балык; любил иногда ветчину и свежие горячие колбасы.

Всегда покупал на углу Владимирского и Невского закуски и гостинцы и непременно заезжал к Филип<п>ову за калачом или за булкой к обеду, а иногда привозил детям баранков. Булку клал в карманы шубы, и иногда было очень трудно ее вытащить. Чай любил черный в 2 р. 40 и всегда его покупал у Орловского, против Гостиного Двора.

Любил тульские пряники. Чтоб меня порадовать, приносил иногда мне копченого сига, а незадолго до своей смерти, недели за три, принес миног.

Любил, чтобы спички были наготове, любил совершенно черные чернила и хорошую толстую бумагу. Любил пастилу белую, мед непременно покупал в посту, киевское варенье, шоколад (для детей), синий изюм, виноград, пастилу красную и белую палочками, мармелад и также желе из фруктов.

Пил красное вино, рюмку водки и перед сладким полрюмки коньяку. Любил очень горячий кофе, который бы кипел, и с своей чашкой уходил в свою комнату, в левой руке неся подсвечники и салфетку, а в правой — чашку. Любил оставаться с своей чашкой некоторое время один и был недоволен, когда его в это время тревожили разговорами.

Михаил Александрович Александров:

Чай Федор Михайлович пил крепкий и сладкий, по несколько стаканов, сидя за своим письменным столом, ходя за каждым стаканом через залу в столовую, где стоял самовар и чайный прибор, и наливая его себе сам…

Елена Андреевна Штакеншнейдер:

Надо сказать, что насчет чая Достоевский был так капризен, что сама Анна Григорьевна не могла на него угодить и отступилась наконец от делания для него чая: дома он всегда наливал его себе сам.

Анна Григорьевна Достоевская:

Заваривал чай, сначала споласкивал чайник горячею водой, клал 3 ложечки чаю (причем непременно требовал «свою» ложку, она так и называлась «папиной ложечкой») и наливал лишь 1/3чайника и закрывал салфеточкой; затем минуты через три дополнял чайник и тоже накрывал. И наливал чай лишь тогда, когда самовар переставал кипеть. Наливая себе чай, папа непременно смотрел на цвет чая, и ему случалось очень часто то добавлять чаю, то сливать в полоск<ательную> чашку чай и добавлять кипятком; часто случалось, что унесет стакан в свой кабинет и опять вернется, чтоб долить или разбавить чай. Уверял: «Нальешь чай, кажется хорош цветом, а принесешь в кабинет, цвет не тот». Клал два куска сахару.

Михаил Александрович Александров:

Придя однажды к Федору Михайловичу во время его завтрака, я видел, как он употреблял простую хлебную водку: он откусывал черного хлеба и прихлебывал немного из рюмки водки, и все это вместе пережевывал. Он говорил мне, что это самое здоровое употребление водки.

Николай Николаевич Страхов:

Упомянув о вине, замечу вообще, что Федор Михайлович был в этом отношении чрезвычайно умерен. Я не помню во все двадцать лет случая, когда бы в нем заметен был малейший след действия выпитого вина. Скорее он обнаруживал маленькое пристрастие к сластям; но ел вообще очень умеренно.

Анна Григорьевна Достоевская:

Вино чрезвычайно вредно действовало на Федора Михайловича, и он никогда его не пил.

Е. А. Мамонтова (урожд. Мельчакова):

Про обильную выпивку в доме Пешехонова (в Семипалатинске. — Сост.) Достоевский говаривал:

— Э, друг, если хочешь напиться, иди к Пешехонову — будешь готов.

Сам же он почти не пил и всегда возмущался разнузданностью людей, частенько проявлявшуюся под влиянием обилия хмельного в доме, где все лилось через край, причем выражался, кажется, так:

— Кто пьет до безобразия, тот не уважает человеческого достоинства ни в себе, ни в других.

вареная курица

Ранимый и впечатлительный Достоевский, который за отказ девушки мог запросто грохнуться в обморок, абсолютно не «заморачивался» по поводу поданного ужина. В его любимых блюдах числилась обыкновенная вареная курица. Существовало и некоторое «лирическое» отступление: Достоевский запивал ее теплым молоком. Постоянным источником энергии для писателя служили орехи.

Лев Толстой

огурцы

Всемирно известный Лев Толстой тяготел к постной пище. Абсолютно не употреблял мяса. Любимыми его блюдами были щи, макароны и овощи. Хлеб же для писателя пекли по особой рецептуре – с пшеничной мукой и протертым картофелем. А свежими огурцами автор «Войны и мира» позволял себе элементарно объедаться. 

Скорей всего, многие из перечисленных особ, если бы не стали великими писателями, то прославились на весь мир, проявив свой кулинарный талант…

А теперь дайте своему воображению свободу: отправьтесь в библиотеку за произведениями великих классиков, приготовьте дома свое любимое блюдо, и проведите вечер в отличной компании – книг и хорошей еды.

Источник

Картина дня

наверх